Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A

Тофалары

Общая информация  
Тофалары — коренной народ в Южной Сибири. Самоназвание — тофа, тоха («человек»). Старое название — карагасы. Название тофалары используют меньшинство, в основном называют себя тофа. В 2000 г. наделены статусом коренного малочисленного народа. Говорят на тофаларском языке, который принадлежит к таежному аоеалу Саянской подгруппы сибирской (восточнотюркской) группы тюркской ветви алтайской языковой семьи.

Происхождение тофаларов связано со сложными этническими процессами, протекавшими в течение многих веков в Саянах и на прилегающей территории Южной Сибири. В конце 1 тысячелетия до новой эры в этот район продвинулись самодийские группы, а позднее и кетские племена. Кетское влияние прослеживается в родовом составе тофаларов и в топонимике этого региона. Решающее влияние на этногенез тофаларов оказали тюркские племена туба. В  XIII веке в Саяны проникли и монгольские группы, которые довольно быстро были ассимилированы в местной тюркоязычной среде. Формирование тофаларов в отдельный этнос с общетюркским языком окончательно завершилось к XIX веку. По происхождению, языку и многим элементам культуры тофалары близки к тувинцам-тоджинцам. Различия, наблюдаемые в настоящее время между двумя этими народами, — результат различных исторических судеб на протяжении последних столетий. Тувинцы-тоджинцы в силу политических условий длительное время не испытывали русского влияния, в то время как тофалары с середины XVII века находились в орбите русской культуры.

Территория расселения и численность  
Тофалары населяют горно-таежную территорию Нижнеудинского района Иркутской области в бассейне рек Уда, Бирюса, Кан, Гутара, Ия и других. Численность тофаларов в Российской Федерации по переписи 2002 г. 837 человек. Почти все они в настоящее время проживают в двух селах — Алыгджер и Нерха. В обоих селах они преобладают. Некоторая часть тофаларов живет также в селе Верхняя Гутора Нижнеудинского района.

Образ жизни и система обеспечения  
Основу традиционного хозяйства тофаларов составляет охота в сочетании с оленеводством. Основные объекты промысла — белка, соболь, выдра, другие пушные звери, а также копытные — лось, марал, косуля. Охотой у тофаларов занимаются не только мужчины, но и женщины. Олени (карагасская порода) используются для верховой езды и перевозки грузов вьюком. Распространено доение важенок. В прошлом тофалары вели кочевой образ жизни, совершая сезонные перекочевки из таежных долин на летние горные пастбища. С началом колхозного строительства произошло оседание. До середины 60-х гг. тофалары работали в трех колхозах Нижнеудинского района, преобразованных затем в Тофаларский кооп-зверопромхоз. За хозяйством было закреплено около 2-х млн. гектар охотничьих угодий. В настоящее время коопзверопромхоз реорганизован в акционерное общество закрытого типа. Не обладая монопольным правом на закупку продукции, хозяйство терпит убытки и находится на грани банкротства.

Приходит в упадок домашнее оленеводство тофов. В районе создано тофаларское крестьянско-фермерское хозяйство «Уткум», занимающееся охотой и оленеводством, однако и у него дела идут не блестяще. Из новых форм хозяйства у тофаларов прижились молочное животноводство и огородничество (в основном, разведение картофеля). Основным источником существования большинства тофов в настоящее время является индивидуальная промысловая деятельность и гуманитарная помощь продуктами питания.

Этно-социальная обстановка  
В двадцатом веке жизнь тофаларов коренным образом изменилась. Тофалары полностью перешли к осёдлости, живут в посёлках со школами, больницами и культурно-просветительскими учреждениями. Большинство тофаларов занимается традиционными видами хозяйства. Появилась собственная интеллигенция.

Согласно переписи 1989 г. более 90 % тофаларов являлось сельскими жителями. В 90-е годы доля сельского населения у тофаларов в Иркутской области еще больше увеличилась и составила на начало 1999 г. более 97 %. Главная проблема тофаларских сел — безработица. Без преувеличения можно сказать, что в Нижнеудинском районе тофалары — самая уязвимая часть населения в отношении занятости. Работы не имеет 65 % трудоспособных тофов. Подобной безработицы нет ни в одном другом селе района. Тофалары не могут получить работу даже там, где, казалось бы, они должны быть первыми претендентами на рабочие места. Штатное расписание, созданного в районе Тофаларского федерального охотничьего заказника, укомплектовано исключительно жителями г. Нижнеудинска. Из-за сложностей с финансированием вертолетных рейсов егеря месяцами не могут попасть к месту своей работы. А живущие рядом с заказником тофалары, больше, чем кто-либо другой заинтересованные в охране охотничьей фауны, годами остаются без работы. Следствием такой политики занятости является ужасающая бедность коренного населения. Единственным источником денежных поступлений во многих семьях является выплата детских пособий. Разница в доходах между тофаларами и остальным населением буквально кричащая. Если в 1999 г. среднедушевой доход в Нижнеудинском районе составлял 597 руб., то у тофаларов 87 рублей при прожиточном минимуме в 686 руб. Большинство семей тофаларов многодетные. Люди живут в ветхих довоенной постройки домах. Жилая площадь в расчете не одного человека составляет не более 6 кв. метров. По большинству социальных показателей дети и подростки тофаларов заметно уступают своим сверстникам из старожильческого населения. Среди них преобладают болезни органов дыхания, широко распространены отиты, риниты, стоматологические заболевания, аномалии развития. Профилактика заболеваний и меры по улучшению здоровья проводятся в совершенно недостаточном объеме из-за нехватки финансовых средств на приобретение медикаментов, содержание врачей узких специальностей, работу выездных медицинских бригад.

Этно-культурная ситуация  
Административные формы организации национальной жизни тофаларов в советский период (перевод на оседлость, воспитание детей в интернатах в отрыве от семьи и традиционного хозяйства, прекращение обучения на тофаларском языке и др.) имели негативные последствия для сохранения традиционной культуры и быта. Интерес к возрождению родного языка и культуры проявился у тофаларов лишь в годы перестройки. К сожалению, к этому времени очень многое из традиционного культурного наследия было уже утеряно безвозвратно. В 1989 г. тофаларский язык назвали родным лишь 48,2 % тофов. Традиционная одежда, по данным социологического исследования, в 1985 г. имелась лишь у 6,2 % тофаларов. Блюда национальной кухни не готовили 76 % опрошенных. В последние десятилетия заметно возросло число межнациональных браков, однако, в большинстве смешанных семей дети, как правило, считают себя тофаларами. Стремление тофаларов к возрождению традиционной культуры, ставшее особенно зримым в 90-е годы, активные усилия в этом отношении творческой интеллигенции, активистов Ассоциации «Тофолария», к сожалению, не приносят пока ожидаемых результатов из-за экономического кризиса, резкого ухудшения условий жизни коренного населения. В этих условиях люди заняты в основном проблемами выживания.

В настоящее время тофалары двуязычны и даже – трехязычны. Русский язык преобладает, некоторые тофалары знают бурятский. Несколько поколений тофаларов обучалось в интернатах, поэтому взрослые, как правило, на своем языке не говорят, хотя и понимают его. Молодежь и дети также не говорят на родном языке. Незнание тофаларами своего языка не мешает им осознавать себя тофаларами. Интерес к их языку появился в связи с созданием в 1986 г. проф. В.И. Рассадиным письменности для него. С 1989 г. в Тофаларии идет целенаправленное изучение родного языка в детских садах и школах. Для тофаларских детей изданы букварь на родном языке, пособия по развитию тофаларской устной речи, учебник "Родной язык" для 2-3 кл., хрестоматия "Родная речь" для 3-4 кл., книга "Сказки седого Саяна" и др.

С 1996 г. в школах-интернатах северных районов начали создаваться учебные курсы "Оленеводство", "Рыболовство" для детей 5-9 кл., целью которых является обучение основам традиционных промыслов и способам выживания в условиях Севера.

Подготовка учителей тофаларского языка осуществляется на базе Санкт-Петербургского госпедуниверситета им. Герцена, Игарского педучилища народов Севера, Бурятского пединститута (Улан-Удэ).

Органы управления и самоуправления  
В 1930-е годы у тофаларов имелось собственное национально-административное образование Тофаларский национальный район с административно-культурным центром в пос. Алыгджер, который сыграл важную роль в консолидации тофаларского этноса. К сожалению, вскоре национальный район был ликвидирован. С этого времени система управления у тофаларов не отличается от общепринятой. Они входят в состав обычного административного района, в структуре исполнительной власти которого проблемами коренного населения занимается один специалист. В настоящее время в структуре Иркутской областной администрации вопросами коренных малочисленных народов занимается управление по связям с общественностью и национальным отношениям и департамент социальной защиты населения. Функции органа самоуправления тофаларов выполняет Ассоциация малочисленных народов Севера Нижнеудинского района «Тофалария», созданная в 1992 г. Ассоциация ставит своей задачей защиту интересов малочисленных народов, содействие возрождению их этнического самосознания, развитие исторической самобытности и культуры коренных народов. Хотя, необходимо признать, что в последние годы Ассоциация не проявляет никакой активности и общественное движение тофов практически незаметно.

Правовые документы и законы  
Правовое положение тофаларов в районе их преимущественного проживания устанавливает законодательство Иркутской области. В частности, Устав области гарантирует тофаларам право на сохранение исконной среды обитания, а также на создание специальных территориальных образований для сохранения и развития традиционных форм хозяйствования и природопользования. Важными для жизнедеятельности тофаларов можно считать Лесной кодекс Иркутской области (1995 г.), устанавливающий в их интересах особый порядок лесопользования. В октябре 1997 г. Законодательное собрание области приняло Закон «О территориях традиционного природопользования в Иркутской области», которым устанавливается правовое регулирование отношений по образованию, использованию и охране территорий традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера.

Современные проблемы окружающей среды  
Экологическая обстановка в районе расселения тофаларов достаточно благоприятная. Здесь нет крупных промышленных предприятий, представляющих угрозу для окружающей среды. В Нижнеудинском районе с 1971 г. работает федеральный заказник «Тофаларский» площадью 132 тыс. гектаров. Имеются особо охраняемые леса с орехово-промысловой зоной, где ведется заготовка кедрового ореха по «лесным билетам», которые тофаларам выдаются бесплатно. Вместе с тем, нынешний статус существующего заказника не в полной мере отвечает задачам особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Заказник имеет статус охотничьего, однако там нет видов животных, которые нуждаются в особой охране. Основная его природная ценность — наличие диких ландшафтов в районе озер Агульское и Медвежье. Специалисты давно уже ставят вопрос о переводе заказника в категорию ландшафтных с правом ведения традиционного природопользования коренных малочисленных народов. Необходимо также расширение границ заказника за счет включения в него верховьев рек Уда, Гутара и Казыр, где обитают редкие виды животных - красный волк и сибирский горный козел. Такой заказник в большей степени будет отвечать задачам ООПТ. Кроме того, расширение границ заказника позволит создать дополнительные рабочие места для коренного населения, обеспечить регулируемое рациональное природопользование. Реализации этой идеи, однако, не находит поддержки в управлении охотничьего хозяйства Иркутской области, в ведении которого находится заказник

Перспективы сохранения тофаларов как этноса  
Тофалары как этнос, находятся, безусловно, в критической фазе этнического развития. Невысокая численность, утрата многих элементов традиционной культуры, рост численности смешанных браков создают предпосылки для дальнейшего размывания этноса, ускорения ассимилятивных процессов. В то же время стабилизирующими факторами являются компактное проживание этноса, высокая ориентированность на традиционный труд, определенный уровень этнического самосознания. Какая из этих тенденций станет преобладающей в ближайшие десятилетия сказать однозначно трудно. Многое здесь будет зависеть от характера решения экономических и социальных проблем в тофаларских поселениях.

 

Источник: Суляндзига Р.В., Кудряшова Д.А., Суляндзига П.В. Коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. Обзор современного положения. М, 2003. 142 с.; Сирина А.А. Народы севера Иркутской области. М, ИЭА РАН,2002