Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A

Коряки

Общая информация
 Коряки - единого самоназвания не имели. Групповые самоназвания: чавчыв, чав'чу, «оленевод», «богатый оленями»; нымылгын, «местный житель», поселянин; нымылг-аремку, рэмку чавчыв, «кочующий житель», и др.
 
В 20-х гг. XX в. была предпринята попытка придать самоназванию нымылгын в форме «нымылан» характер официального названия народа, но оно не прижилось и было восстановлено старое название «коряки». Этноним, скорее всего заимствован русскими у юкагиров, которые называли коряков карака.
 
Говорят на корякском языке, имеющим несколько диалектов: чавчувенский, апукинский, итканский, каменский, паренский, карагинский, паланский, керекский. Широко распространен русский язык. Письменность на русской графике.
 
Коряки составляют одно из этнических подразделений северо-восточных палеоазиатов, сложившееся на основе внутриконтинентальных культурных традиций неолитических охотников. В начале 1 тысячелетия нашей эры древнекоряк-ская охотничья культура трансформировалась в специализированную культуру морских зверобоев. Переход к морскому зверобойному промыслу и оседлости способствовал обособлению отдельных групп древних коряков, дроблению языка на диалекты. Заключительный этап этногенеза коряков - формирование оленных групп чавчувенов. Приобщение к оленеводству произошло у коряков сравнительно поздно – предположительно в XI-XVI вв. в результате заимствования оленеводства у тунгусов. Переход части береговых жителей к новому занятию вызвал значительные изменения в культурном облике этноса, что привело к окончательному формированию корякского народа.
 
Территория расселения и численность
Коряки составляют основу коренного населения Корякского автономного округа, они живут также в Северо-Эвенском районе Магаданской области и на Чукотке. В 1989 г. в СССР насчитывалось 9242 коряка, в т.ч. в РФ - 8942. В Корякском автономном округе коряков 71 % от их общего числа - 6572. В Магаданской области - около 11 % (1013 чел.). На Чукотке коряков всего несколько десятков человек.
 
Заметной становится миграция коряков за пределы традиционной территории обитания. Так, если общая численность коряков выросла в 1970-1989 гг. на 25 %, то в Корякском автономном округе лишь на 11 %. Крупная корякская община сформировалась в Петропавловске-Камчатском — 386 чел. Более 300 человек было зафиксировано переписью 1989 года за пределами Российской Федерации. Современные сведения по численности населения нуждаются в уточнении.
 
В Корякском автономном округе коряки живут во всех населенных пунктах. Преобладающей частью населения они являются в 13 населенных пунктах (см. таблицу). В Магаданской области наиболее крупное корякское село - Верхняя Парень.
 
Образ жизни и система жизнеобеспечения
Традиционные занятия коряков - оленеводство, рыболовство, морской зверобойный промысел. Оленеводством занимались все чавчувены и большинство коряков-алюторцев. Стада достигали 2-3 тыс.  оленей. Олень давал чавчувенам все необходимое для жизни.            Рыбный промысел наиболее развит был у карагинцев, алюторцев и паланцев, для них рыба была основным продуктом питания. Но рыболовство играло важную роль и для других групп. Морским зверобойным промыслом занимались все группы оседлых коряков и оленеводы-алюторцы. Пушной промысел у коряков не занимал ведущего положения, зато охота на копытных и птиц была широко распространена.
 
В советский период в хозяйственной жизни коряков произошли большие изменения. Перестал существовать как отрасль морской зверобойный промысел. Рыболовство сосредоточилось в рыболовецких колхозах и мало напоминало традиционный рыбный промысел. Коряков на добыче рыбы работало не много, основную добычу давало промышленное рыболовство. К началу 90-х гг. в Корякском автономном округе насчитывалось около 160 тыс.  оленей, что соответствовало количеством имеющихся пастбищ. Оленеводство - единственная отрасль хозяйства, в которой абсолютное большинство занятых составляли коряки, но современную структуру их занятости определяли все же новые занятия (сельское хозяйство, промышленность, социальная сфера и другие отрасли). Крах колхозного и совхозного производства в 90-х гг. существенно изменило картину занятости. По официальным данным число безработных среди малочисленных народов Севера в округе в 1992-1997 гг. выросло в 9,4 раза.
 
Определяющую роль в жизнеобеспечении коряков на современном этапе стали играть национальные предприятия, семейно-родовые общины, фермерские хозяйства, созданные во всех районах округа. Однако эффективность их работы чрезвычайно низкая. Численность домашних оленей сократилась в 1990 - 1998 гг. до 63 тыс. голов. Из-за отсутствия предприятий по комплексной переработке оленины, роста тарифов на транспортные услуги значительная часть продукции не вывозится к местам потребления. В кризисной ситуации находится морской зверобойный промысел, снижаются уловы рыбы. Население перешло по существу к натуральному хозяйству. Денежные доходы коренного населения в округе не обеспечивают даже половины прожиточного минимума.
 
Этно-социальная обстановка
Корякский автономный округ – один из немногих в РФ, где народы Севера составляют  более четверти общей численности населения. Это во многом определяет их достаточно высокий статус в общественно-политической жизни. Вместе с тем, именно в этом округе в силу объективных условий (слабая промышленная база, неразвитая транспортная инфраструктура, отсутствие внутреннего рынка и др.) наблюдается особенно сложная этно-социальная обстановка. Проблемы с северным завозом чрезвычайно обострили ситуацию с энергоснабжением и отоплением сел, ощущается нехватка продуктов питания, растут цены. В последние годы все лето не бывает электричества во многих селах округа. Люди готовили пищу на кострах. Между селами и райцентром не было связи, вертолеты не летали даже на санитарные задания, не работали телефоны и радио. Падение уровня жизни, кризис системы здравоохранения привели к росту заболеваемости коренного населения. Если в 1993 г. общая заболеваемость в целом по России составляла 983 на 1000 человек, то в Корякском округе – 1358. В округе одна из самых высоких в стране заболеваемость по туберкулезу – 1459 на 100 тысяч населения. Бытовая неустроенность, безработица провоцирует пьянство. На этой почве растет травматизм. Смертность, связанная с травмами на почве пьянства составляет 342 случая на 100 тыс. населения, что в 1.7  раза больше, чем в целом по стране.
 
Этно-культурная ситуация
В округе создана соответствующая инфраструктура, ориентированная на решение этнокультурных проблем коренного населения – Паланское педучилище, готовящее учителей корякского языка. Имеются окружной музей, школы искусств в районных центрах. Несмотря на сложное экономическое положение округа все они продолжают функционировать и сегодня. Сохраняется многое из богатого культурного наследия коряков - народное декоративно-прикладное искусство, практически во всех селах работают фольклорные хореографические коллективы, не прекратил свою деятельность знаменитый ансамбль «Мэнго». 
 
Родным, согласно переписи 1989 г., корякский язык считает 52,4 % коряков, русский - 46,8 %. Как и у других народов Севера, родной язык у коряков безусловно утрачивает свои позиции, но ситуацию нельзя считать безнадежной. Корякский язык преподается в школе, в основном в начальных классах. С середины 50-х гг. на нем издается литература, с середины 80-х гг. отдельные издания выпускаются на Камчатке. На корякском языке ведет передачи окружное радио. Выходят в качестве приложений к окружной и районным газетам страницы на корякском языке. Но главное – во многих семьях, особенно оленеводческих, сохраняется  языковая среда общения.
 
Органы управления и самоуправления
Корякский автономный округ (создан в 1930 г.) – субъект РФ. В его исполнительных и представительных органах принимают участие коряки и другие народы Севера. Среди депутатов Думы округа они составляют 60 %. Губернатором  округа  и Председателем Думы в свое время являлись представители коренного населения. Значительная часть коряков работает в районных органах управления, возглавляет сельские и поселковые администрации.
 
Функции органов самоуправления выполняют различные общественные объединения, наделенные, в соответствии с Уставом округа, правом законодательной инициативы в Думе Корякского автономного округа. Наиболее авторитетное из них – Ассоциация коренных малочисленных народов Севера Корякского автономного округа, имеющая в каждом из районов свои территориальные и этнические отделения. Аналогичная Ассоциация работает в Магаданской области, в состав которой входят коряки Северо-Эвенского района.
 
Правовые документы и законы
В разработке законодательной и нормативной базы в интересах коренных малочисленных народов Севера  Корякский автономный округ является одним из лидеров. Уже в самом начале 90-х гг. здесь был принят целый пакет нормативных документов, имеющих для коряков и других народов Севера жизненно важное значение.  Среди них решение Президиума Совета народных депутатов округа «О мерах по сохранению традиционных культурных, религиозных и духовных ценностей народов Севера», «Временное положение о передаче земельных участков под фермерские (крестьянские) оленеводческие хозяйства», утверждены «Временный статус национального предприятия», Положение о порядке распределения лимитов вылова лососевых видов рыб» и другие. Законодательную и нормативную базу Корякского автономного округа, посвященную коренным малочисленным народам, в настоящее время составляют следующие правовые акты:
Закон «О территориях традиционного природопользования в Корякском автономном округе», принят Думой округа 21 мая 1997 г.
Закон «О статусе родовой общины коренных малочисленных народов Севера», принят Думой округа 12 ноября 1997 г.
Закон «Об организации территориального общественного самоуправления населения Корякского авт. округа», принят в 1997 г.
Закон «О порядке отнесения земель к государственной, муниципальной и частной собственности», принят Думой 18 июня 1997 г.
Положение о национальном предприятии и основных направлениях традиционных видов народных промыслов, утверждено Постановлением Думы 28 мая 1998 г.
Устав (основной закон) Корякского автономного округа, принят Думой 19 декабря 1997 г.
Положение  «О порядке вылова лосося жителями Корякского автономного округа для личного потребления», утверждено постановлением Думы 28 марта 1996 г.
 
Современные проблемы окружающей среды
Территория Корякского автономного округа слабо затронута промышленным строительством, здесь нет крупных промышленных предприятий федерального значения. Однако и здесь проблемы сохранения окружающей среды стоят довольно остро. В результате антропогенного воздействия сокращается пастбищная территория. В 80-е, начале 90-х гг. в округе работало несколько десятков геологических отрядов и партий, в сфере их деятельности оказалось около 1 млн. га ягельников. Бурение скважин, сейсмические взрывы, десятки тракторов и вездеходов приводят в негодность ежегодно сотни гектаров пастбищ, которых в округе и без того не хватает. Особую тревогу вызывает состояние пастбищ в Тигильском районе, где в последние годы работало особенно много экспедиций. Подлинным бедствием становятся пожары. В результате сокращения завоза энергоносителей и продуктов питания в последние годы возросла нагрузка на природную среду вблизи населенных пунктов – интенсивно вырубаются на дрова леса, усилился браконьерский отстрел копытных и лов рыбы. Промышленное рыболовство у берегов округа подрывает ресурсную базу лососей, которые для жизнеобеспечения коренного населения  играют исключительно важную роль.
 
Перспективы сохранения коряков как  этноса
Несмотря на сложную социально-экономическую обстановку в округе, ухудшающиеся демографические показатели, снижение уровня и качества жизни коряки сохраняют необходимые потенциальные возможности для сохранения себя как этнической системы. Помощь государства в решении экономических проблем коренного населения при дальнейшем расширении его самостоятельности и самоуправления в состоянии переломить негативные тенденции, создать благоприятные условия для полноценной этнической жизни.
 
 
Источник: Суляндзига Р.В., Кудряшова Д.А., Суляндзига П.В. Коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. Обзор современного положения. М, 2003. 142 с.