Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A

БЕЛЬДЫ Константин Мактович

бельды константин мактович

Бельды Константин Мактович (1934 г.р.) - нанайский поэт, переводчик.

Если вечером посмотреть на село Дада со стороны протоки, светящиеся окна домов удивительным образом напоминают растянутую нить мерцающих бусин.

 Хрустальных бус нарядней,

 Когда глядишь с реки,

 Сияют в окнах дальних

 Родные огоньки...


Это строки из поэтического сборника «Лунный бубен», вышедшего в свет в хабаровском издательстве «Тонкие лозы». В нем стихи на нанайском и русском языках. Автор — нанайский поэт Константин Мактович Бельды. Его «Лунный бубен» стал посвящением народам Амура, негромким признанием в любви родной Даде, глубокой печалью по утерянным корням.

Константин Мактович родился в семье одного из самых лучших охотников Приамурья — Макто Бельды. Надолго уходя в тайгу, отец брал его с собой, обучал охотничьим премудростям, рассказывал легенды и сказки. Макто Бельды как свои пять пальцев знал родные места, и неслучайно в 1926 году он стал проводником Владимира Клавдиевича Арсеньева, вел знаменитого путешественника до устья Анюя. Славился отец и как знаток нанайской культуры. К нему частенько приезжали питерские ученые-лингвисты М.А. Каплан, А.И. Путинцева, В.А. Аврорин. Константин Мактович хорошо это помнит. Как и многие важные обряды приамурских этносов, шаманские камлания, свидетелем которых он был в детстве. "Может быть, мои стихи в какой-то степени отзвуки того шаманского бубна», — размышляет он.

                                                   Надо мною лунный бубен

                                                   Проливает желтый свет...

Первые строки пришли к Константину Мактовичу в ранней юности. Он увидел свою будущую жену. Неведомое для него состояние, которое принято называть вдохновением. Зинаида Николаевна была единственным человеком, кому открыл он свои стихи. Потому что поэзия для Константина Мактовича так же застенчива, как и любовь, она не терпит посторонних глаз. Лишь спустя много лет решился он показать исписанную тетрадь писателю Григорию Ходжеру. Тот прочел и дал лаконичную оценку: «Интересные стихи». Так и вошел Константин Мактович в литературный мир. Творческие семинары в Хабаровске и Подмосковье, встречи с профессионалами, первый перевод на русский язык Валерием Шульжиком его стихотворения «Выделка рыбьей кожи». Через несколько лет вышел первый сборник «Лунный бубен». Русские переводы стихов Константина Бельды сделали известные поэты М. Асламов, А. Лозиков, Л. Миланич, В Шульжик. В "Лунном бубне" шепчутся волны, распускаются лесные цветы, рыбак напевает нехитрую песню, охотник тихо ступает по едва заметной тропе. Здесь обычная земная жизнь и большая любовь.

                                                       Я из камня нефрита

                                                       Сделал бусы жене.

                                                       С той поры Афродитой

                                                       Является мне...

В первый поэтический сборник Константина Бельды вошли и его собственные переводы на нанайский стихотворений Лермонтова, русских народных песен, романсов. И это отдельная история. Когда семья Бельды жила в Найхине, оба супруга пели в хоре. Репертуар в основном состоял из русских песен, и однажды на репетиции Константин Мактович задумался: а почему бы не исполнить фрагмент оперы Бородина «Князь Игорь» (хор половецких девушек) на родном языке? Мысленно переложил текст на нанайский — вроде бы неплохо получается. С этого, собственно, и началось. Самодеятельный хор исполнял «Журавлей» Гамзатова, «Бухенвальдский набат» и другие популярные тогда песни на языке народа нани. Специально для своей любимой жены он перевел романс «Желание».

Константин Мактович много думает о языке своих предков, о том, как важно сохранить традиционный уклад жизни амурских народов, без которого все теряет смысл. Результатом серьезных размышлений стала его книга «Водоворот. Тайны древнего Амура», изданная Хабаровским краевым краеведческим музеем им. Н.И. Гродекова. Это топонимическое исследование названий древних аборигенных стойбищ, история их происхождения. В них, считает Константин Мактович, скрываются многие тайны приамурских земель. И подчеркивает, что размышления о древних стойбищах, где жили нанайцы,— его и только его точка зрения, и он не претендует на ее стопроцентную истинность. И все же, учитывая, что Константин Бельды является носителем нанайского языка, который, к слову, был для него первым (русский он выучил только в школе), его книга максимально достоверна. Вопросами топонимики он занимается давно, по крупицам собирая воспоминания старожилов, изучая научные труды Арсеньева, Окладникова. Многих стойбищ, о которых подробно рассказывает Константин Мактович, на сегодняшней карте Хабаровского края уже давно нет. Тем ценнее книга нанайского автора, которая в будущем может стать хорошей основой для дальнейших исследований ученых.

С приходом на дальневосточные земли русских людей, говорит Константин Бельды, многое здесь изменилось, в том числе и названия поселений. Так, на месте стойбища Бури в 1858 году была основана Хабаровка, стойбище Подали переименовали в Амурск, негидальское поселение Мио стало со временем Николаевском-на-Амуре. У каждого стойбища свои особенности. К примеру, Када, превратившееся в крупное село Маяк, славилось отличной рыбалкой, и потому сюда съезжались жители соседних стойбищ. С Муху, которое сегодня исчезло, связана мистическая история о странном поведении реки в этих местах. К слову, в загадочном Муху родились дальневосточные знаменитости — певец Кола Бельды и нанайский писатель Андрей Пассар.


Источник: Региональный культурно-просветительский журнал «Словесница Искусств»



Возврат к списку