Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A

Когда представители коренных народов в России откроют свои казино?

09.01.2015

Президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Григорий Ледков оценил перспективы открытия коренными народами игорных зон по примеру индейцев в США. Он считает практику американских аборигенов неприменимой к российским. Главная помеха здесь, по его мнению, климат и инфраструктура.

Григорий ЛедковТуристы в США удивляются тому, что некоторые из местных индейских племен пользуются исключительными правами на ведение игорного бизнеса на территории своего постоянного обитания. Депутат Государственной Думы Российской Федерации и президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Григорий Ледков уже несколько раз побывал в США, однако он не считает, что предпринимательский опыт коренных народов Северной Америки применим в России. Среди главных препятствий он называет суровый климат и огромные расстояния.

Недавно г-н Ледков принимал участие в работе 13-й сессии Постоянного форума ООН коренных народов. С ним беседовал Никола Крастев.

*******

НК: В смысле хозяйственной деятельности, когда я Вам рассказывал про возможности индейцев в США строить казино, на Ваш взгляд – такое возможно в России?

ГЛ: Насколько я видел по фильмам, публикациям, – очень интересный пример казино – в Лас-Вегасе, это же где-то в пустыне, подразумевается, что специально для этого построили. В России тоже по такому принципу, насколько я знаю, игровые зоны созданы, чтобы в городах этого не было и, чтобы не очень здоровые социальные процессы, связанные с ними, не процветали. Любопытство, конечно, задевает в связи с американским опытом поддержки коренных народов таким образом.

Но с другой стороны, применительно к нашей территории, к нашим условиям, вот смотрите, как это в Америке: какой климат, какие дороги, инфраструктура, тепло, светло, травы, ландшафты, одним словом – красиво! Бог дал землю такую. А мы же живем так, надо вертолетами, самолетами лететь до нас. И мы между собой добираемся только вертолетом раз в неделю, или если мы едем в гости – садимся на снегоход и летим в пургу, по снегам, по льду, по сопкам, километров 300. Для нас это не расстояние, это наш образ жизни.

А для всех нормальных людей, живущих в других регионах, это – полнейший экстрим, полнейшая непонятная какая-то вещь. И даже если бы мы захотели, то не знаю, как их, гостей, привлекать к нам.  Во-первых, дорого доехать, во-вторых, такой экстрим, порой опасно для жизни. Когда мы едем своих гостей встречать, летом выходим на Тазовскую губу, реку Обь, Обская губа, и когда начинается шторм, на людей посмотришь иной раз, а они в шоке просто!

НК: А как насчет законодательной базы в отношении уклада и образа жизни коренных народов в России?

ГЛ: Законы были приняты и они важны своим фактом существования. Но сейчас происходит формация, время же не стоит на месте, и само государство имеет новые формы взаимоотношений и развития бизнеса.

В связи с тем, что условия жизни меняются, логично делать изменения в законах.  Когда впервые было озвучено, что такое община коренных народов, не было такого понятия как частная собственность. А сейчас кроме этого есть коллективная собственность коренных народов, она была зарегламентирована, и было выделено под это 13 видов деятельности. Они были целевыми, поэтому и форма была переходной от коллективной социалистической формы управления.

Подразумевалось, что 13 видов общин государство будет дотировать субсидиями, освобождением от налогов, преференциями, финансировать по типу тех коллективных хозяйств-колхозов, которые существовали еще недавно. Такой подход был логичным даже в менталитете людей у власти. Сейчас, когда мы говорим, что развитие государства уже ушло еще дальше, теперь мы видим, что коллективная форма хозяйства – полукоммерческая, полухозяйственная – не вписывается в гражданско-правовой оборот.

Община вынуждена заниматься кроме этого другими видами деятельности: открывать магазины, туризм, торговать техникой, продуктами, заниматься транспортным обеспечением. Иной раз целые деревни становятся общинами и содержат таким образом свою жизнь. И понятно, что сейчас эти виды деятельности надо либо расширить, либо дать другой статус общине, чтобы она являлась чем-то вроде гражданской полукоммерческой организацией, но вписывалась в современную бизнес-модель.

Если был закон издан об общинах, гарантиях прав коренных народов в охоте, рыболовстве, то сегодня мы говорим о том. И во всем законодательстве сквозным порядком упорядочить термины, ввести единообразие. Есть понятие «община коренных малочисленных народов севера Сибири и Дальнего Востока», точка. А это не так, что в одном законе, что в другом, их же издавали попутно, без какого-то общего регламента.

В одном случае «община коренных малочисленных народов Севера», а в других еще как-то по-другому. Есть нестыковка – каждый закон имеет общий контекст, но буква или запятая, прописанная в законе, требует его единообразия. Поэтому если будет с налоговой службой оспаривать свои права какой-нибудь общинник, ему скажут: «Извини, дорогой, это не подпадает, потому что ты два закона сравниваешь, а там разные названия».


Источник: Радио ООН



Возврат к списку