Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A

Без вины виноватые. Традиции и закон - две грани жизни коренных малочисленных народов.

20.02.2018

Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации обратились к Генеральному прокурору Российской Федерации с требованием восстановить нарушенные права малочисленных народов, проживающих в Ханты-Мансийском автономном округе-Югре.

В этом субъекте Российской Федерации участились случаи необоснованного возбуждения уголовных дел в отношении ханты по фактам незаконной охоты. У фигурантов по таким делам отбирают оружие. В результате люди не могут добывать пропитание и охранять свои оленьи стада от диких животных. Чтобы не быть голословными, расскажем о вопиющем случае, который произошел в конце марта 2017 года. 

Никита Покачев помогал собирать оленей своему деду Я.Т. Покачеву и его соседу по родовому угодью А. И. Сопочину. Мальчик случайно набрел на медвежью берлогу, откуда вышла медведица и напала на него. Никиту с серьёзными травмами доставили в больницу п. Нижнесортымский.
Все прекрасно понимали, что оставлять голодного напавшего на человека зверя вблизи стойбища опасно, поэтому было решено добыть этого медведя. На помощь позвали соседей, которые приехали со своих стойбищ на снегоходах. Дальше по следам пошли на лыжах и на берегу р. Соим увидели медведицу, где её и застрелили. Подогнали снегоход и на нём убитого зверя привезли в стойбище. Там добычу разделали и поделили между участниками охоты, как это предписывают обычаи коренных народов. В ходе преследования медведицы оленеводы заметили следы других медведей из этой же берлоги. Поэтому на следующий день пришлось вернуться на место и дальше по следам отыскать и добыть оставшихся молодых медведей.
Казалось бы, что произошло? Обычная жизнь оленеводов… 

Однако, спустя месяц в отношении всех участников описываемых событий были возбуждены уголовные дела по ст. 258 УК РФ. Удивительным и одновременно показательны стал тот факт, что поводом к проверке обстоятельств дела послужила не информация из больницы о нападении медведя на мальчика, а случайно обнаруженная шкура медведя.
На первых допросах полицейские не разрешили оленеводам пригласить адвоката. Не было и переводчика. Первым допросили Сопочина, который плохо владеет русским языком. Все последующие допросы и выводы строились в основном на его ответах, полученных в отсутствие адвоката и в условиях неполного понимания смысла задаваемых вопросов. Так, услышав о том, что Сопочин приехал на снегоходе, следствием был сделан ошибочный вывод о том, что вся охота велась с помощью механических транспортных средств-снегоходов.
Здесь речь не идет о том, что ханты не имели права на охоту. Это право им гарантировано. Добыли они этих медведей на законных основаниях. Более того, по правилам охоты даже отдельно предусмотрена добыча самок с медвежатами текущего года рождения, для предотвращения нанесения ущерба здоровью граждан. Вся загвоздка в снегоходе.
Объяснения оленеводов, что они не преследовали зверя на снегоходе, - он использовался лишь для доставки охотников к месту преследования и для вывоза добычи, - были проигнорированы. В итоге возбуждено несколько уголовных дел. Полицейские изъяли ружья у всех четверых участников охоты. Здесь представителям закона необходимо было бы понимать, что для этих людей охота является одним из основных источников жизнеобеспечения. Изъяв оружие, они лишили их возможности добывать пропитание для своих семей и защищать своих оленей от диких животных. К тому же в декабре был наложен арест на имущество – транспортные средства подозреваемых. 

В семье Сопочина А.И. шестеро несовершеннолетних детей, у Покачева В.И. - трое. Эти люди живут только традиционным природопользованием и не имеют никаких иных источников дохода.
Действия сотрудников полиции нарушают нормы процессуального права и положения действующего законодательства Российской Федерации в отношении коренных малочисленных народов. Изъяв ружья, семьи коренных народов Севера Сопочина и Покачева поставили на грань выживания. Почти год они существуют без основных средств для охоты. В их семьях остро ощущается недостаток продовольствия.
​И за что такое наказание? За то, что они действовали в соответствии с разумной необходимостью, в рамках закона и согласно своим традициям и обычаям? ​ За что наказаны дети, жены? 

Обращения к прокурору региона по данной ситуации, привело лишь к тому, что в отношении начальника ОМВД России по Сургутскому району вынесено представление о допущенных нарушениях сроков уголовного судопроизводства, но расследование до сих пор не закончено. И судя по всему, никто не собирается закрывать эти дела.
Такое «сложное» дело о том, как коренные жители на своем родовом угодье медведей добыли, расследуют полицейские почти год. Ущерб колоссальный государству и природе причинили? При этом наказание за преступление, которого они не совершали, оленеводы уже несут – почти год без ружей, а значит без добычи, то есть – еды, для своих детей и защиты их в тайге! 

Прокурор Ханты-Мансийского автономного округа-Югры в своем ответе на обращение по вышеописанному делу утверждает, что «действующее федеральное законодательство не предусматривает использование малочисленными народами механических транспортных средств в качестве способа обеспечения традиционного образа жизни». Однако, такого запрета нет в федеральном законодательстве.
Не трудно было разобраться, что подследственные в данном случае и не использовали транспортные средства для охоты. В данном случае охота была жизненно необходимой по многим причинам. Они защищали своих семьи, своих детей. Применяя только эту норму Правил охоты, можно было вообще ограничиться простым разбирательством. В нашем случае, оленеводы подвергаются уголовному преследованию фактически только из-за наличия снегоходов, иметь которые им не запрещено никакими нормами права. 

Кому и зачем нужны эти уголовные дела? Кто и зачем хочет вернуть коренные народы на два века назад, лишив их ружей и снегоходов? Кто заинтересован в том, чтобы веками жившие на этой земле народы прекратили свое нормальное существование, отказались от модернизации традиционных отраслей хозяйствования? И что же дальше? Отобрать у них металлические крючки для рыбной ловли - пусть делают костяные? Запретить мобильные телефоны, ведь федеральное законодательство не предусматривает... 

Да, они используют современные технологии для ведения традиционного образа жизни, вплавляя их в свою жизнь, и так было всегда. При этом они не меняют свой образ жизни, оленеводы по-прежнему пасут оленей, а охотники добывают зверя. Не известно, кто породил миф о том, что традиционный образ жизни, — это только тогда, когда ты живешь в чуме и ходишь на охоту с копьем. Однако такие представления оказались очень удобными и быстро распространились в обществе. 

В моей адвокатской практике это не первое дело, где именно прокуратура – орган, призванный стоять на страже соблюдения прав человека, выступает с заявлениями о том, что коренные народы Севера не должны использовать снегоходы и другие блага цивилизации. Такое глубинное непонимание законодательства нашей страны, норм международного права в отношении коренных малочисленных народов и нежелания воспринимать традиции народов, живущих на этих землях сотни лет, приводит к очень неблагоприятным последствиям. А ведь именно благодаря образу жизни этих народов, в местах их проживания сохранилось то природное разнообразие, которое сейчас пытаются защищать, спасать и общественность и правоохранительные органы, к сожалению забывая, что для коренных народов это не просто ландшафт, не просто зверь – это их жизнь, их дом.

Закон, традиции и справедливость — вот те мерила, по которым надо принимать взвешенные решения. Надеемся, что обращение к Генеральному прокурору РФ поможет восстановить справедливость. Незаконные обвинения будут сняты, имущество возвращено. Хочется надеяться и на то, что на территории ХМАО не будут больше возбуждать уголовные дела, затрагивающие традиционный образ жизни коренных народов, под выдуманными предлогами или просто ради «галочки». 


Юлия Якель, 
Почетный адвокат МОКА,  директор «Центр по сохранению биоразнообразиятрадиционных знаний, и правового просвещения «Хранители»



Возврат к списку