Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A

Сахалинский областной художественный музей представил традиционные ремесла ульчей

12.07.2017

Большая выставка из "страны Ульчии" началась с дефиле по аллеям сквера у памятника А.П.Чехову. Сюрпризом для южносахалинцев стало появление очаровательных моделей в нарядах из коллекции мастерицы Людмилы Хатхил. Она и ее коллеги из села Булава Хабаровского края — Юрий Куйсали и Ренат Росугбу — прибыли на Сахалин для презентации традиционных ремесел ульчейи передачи творческого опыта островным мастерам. 

Культура малого народа (на сегодня около 3 тысяч человек), живущего в нижнем течении Амура, являясь на национальных фестивалях в порядке добрососедских связей, неизменно вызывает интерес у сахалинцев. Что и побудило областной художественный музейпри поддержке компании "Эксон Нефтегаз Лимитед" на создание масштабного выставочного проекта "Под покровительством Тэму, Подя и Дуэнте Эдени", который демонстрирует, сколь бережно и упорноульчи актуализируют свое национальное достояние. Ульчская культура не столь щедро, по сравнению с нивхской, представлена в нашихмузейных фондах. Поэтому при формировании выставки были объединены силы двух сахалинских музеев — художественногои краеведческого, детской школы искусств села Булава и авторских коллекций. 

С первого же взгляда видно, что под патронатом божеств огня, воды и тайги у наших гостей на равных развиваются перенятые от предковремесла — и мужские, и женские, тогда как у сахалинских коренных народов в части декоративно-прикладного искусства царит уверенный матриархат. И если год от года число сахалинских рукодельниц, неустанно рождающих шедевры этномоды, только прирастает, то резчики по дереву у нас наперечет, хватит пальцев одной руки. Оно и понятно, hand made — дело многотрудное, не терпящее суеты. Например, у молодого резчика Рената Росугбу только на создание эскиза для будущего орнамента на вазе или шкатулке уходит дня три-четыре. Но, возможно, взгляд на творения ульчских мастеров по дереву, поднявших до необычайных высот свое искусство, для кого-то из молодежи станет отправным моментом вернуться к корням. Иван Росугбу, Анатолий Дечули, Николай Дявгода, Юрий Куйсали — не просто мастера, это уникальный, узнаваемый стиль, сложившийся на стыке фольклора и смелого полета художественной фантазии. 

Сегодня работа с деревом становится полем для развития этноавангарда во всех сферах приложения таланта — при создании предметов быта, посуды, игрушек, сувениров, ритуальной скульптуры. Ковши и ложки "Нихэрэ" для медвежьего праздника (как и у нивхов) с изящными фигурками хозяина тайги, ритуальные шумовки "Комбо", изукрашенные филигранными узорами шкатулки в виде медведя, блюдо-рыба, деревянные шаманы и обереги — все эти предметы перешли из прикладной плоскости в эстетическую, являясь хранителями памяти и утонченной красоты, заимствованной у природы. Из практики уже исчезли культовые атрибуты, но художники продлевают им жизнь, например, Анатолий и Ирина Дечули воссоздали полный "набор" для шамана — от халата до бубена с колотушкой. А Николаю Дявгоде принадлежит авторство панно, где деревянные завитки амурской спирали искусно компонуются с кожей, костью, металлом и мехом, — своеобразные объемные "портреты" шаманов. Также Николай Дявгода предстал и в прямом смысле живописцем, документирующим в легких, наполненных светом картинах будни и праздники ульчей. 

Обработка бересты породила особый жанр — берестяную графику. Иван Росугбу начал создавать картины еще в 90-х, используя многоцветье березовой "кожи", которая славится долговечностью. А в зооморфных узорах на амулетах зашифровал символы ульчских родов (черепаха, сова, олень), в том числе и своего — Оросугбу значит "оленья шкура". Его сын Ренат, сыгравший на открытии выставки на ульчском варгане (мухэнэ), занимается не только резьбой по дереву, но также ювелирным делом и изготовлением музыкальных инструментов, в частности, однострунной скрипки сирпакта. А директор детской школы искусств села Булава Юрий Куйсали восстановил утраченный секрет техники гнутья древесины, в которой ульчиизготавливали короба и ящики. Одну такую шкатулку он подарилхудожественному музею — в качестве пособия для сахалинскихмастеров. 

"Женская доля" выставки показывает, что ульчские женщины в совершенстве владели всеми уменьями. Зоя Пластина, Анна Агдумсал, Дятала Пумпа, Лилия Самар оставили в ХХ веке яркие образцы орнаментов, шитья, обработки рыбьей кожи, плетения поясов и корзин из ивовых прутьев. А их преемницы научились лихо переводить традиции на современный визуальный язык. Например, Татьяна Матвеева при создании панно из рыбьей кожи "Река Желтого дракона" использует ракушки, самоцветы и даже позвонки рыб. 

Для Людмилы Хатхил, чьи наряды побеждали на Международном конкурсе высокой национальной моды "Этно-Эрато", шитье национального костюма — многолетнее хобби по ночам после работы, поскольку в будни она руководит Центром национальной культуры села Булава. Поэтому на создание свадебного халата, который стал "гвоздем" ее модной коллекции, понадобилось четыре года. Впрочем, не меньшей героиней была и ульчская невеста, которой приходилось на свадьбу надевать до семи халатов. Верхний как раз и был из рыбьей кожи (кеты, ленка, щуки, толстолоба), которую украшали изображениями рода жениха и невесты. Далеко не каждая ульчская женщина могла сшить такой халат, где надо промять вручную каждый миллиметр кожи и подобрать цветовую гармонию, поэтому халат заказывали лучшим мастерам… Ульчские традиции в хороших руках: ведь в селе Булава с населением около 1,5 тысячи человек в детской школе искусств учатся более ста детей. 

Выставка работает до августа. Сразу после ее открытия хабаровчане отправились на север. В Ногликах они проводят занятия по декоративно-прикладному искусству (резьба по дереву, изготовление изделий из бересты и рыбьей кожи) для мастеров из шести муниципальных образований области. 


Источник: ИА Sakh.com



Возврат к списку