Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A

В тихом омуте… Найдут ли компромисс коренные народы и руководство нацпарка «Бикин»?

08.09.2017

История создания национального парка «Бикин» в среднем и верхнем течении одноименной реки на исконных землях коренного малочисленного народа удэге, компактно проживающего в селе Красный Яр Приморского края, началась в ноябре 2013 года. Коренные жители данной территории, а их порядка 70% от численности жителей села Красный Яр, изначально были против создания Нацпарка. 3 ноября 2015 года было подписано постановление Правительства РФ «О создании национального парка «Бикин». Деятельность национального парка активно поддерживается WWF России и АНО «Центр Амурский тигр». Если посмотреть публикации, выходящие с периодичностью в сети интернет, в том числе и на официальном сайте парка, то создается иллюзия, что созданный Национальный парк – благо для коренных народов. Но так ли это?

Взяли под охрану

Как сообщается на сайте национального парка «Бикин» его создание было предусмотрено Концепцией развития системы особо охраняемых природных территорий федерального значения на период до 2020 года, а значимость нового национального парка определяется тем, что от сохранения данного лесного массива зависит и судьба коренных жителей бассейна реки Бикин, осуществляющих не территории традиционное природопользование (охота, рыболовство, заготовка дикоросов). Таким образом, под охрану взяты 1 160 469 га нетронутых лесов, ставших убежищем для многих животных, находящихся на грани вымирания.

Глава поселения Красный Яр Владимир Каленчуга, выражая общую позицию местных охотников, считает, что парк создан не только против воли местного населения, но и в принципе вопреки условиям, необходимым для создания природоохранной территории. Так, по словам Владимира Каленчуги, имеются сведения учета, проводимого в 2013 году, согласно данным которого особей амурского тигра стало на 50 особей больше и без создания национального парка. Он также неоднократно заявлял, что создание парка «Бикин» мешает удэгейцам вести народный промысел и ставит их жизнь под угрозу. По словам Владимира Каленчуги, жители поселка Красный Яр, осуществляющие из покон веков традиционную деятельность в границах утвержденного национального парка «Бикин», изначально не поддерживали инициативу по созданию данного национального парка. Жители села крайне опасались, что появление посторонних людей на территории парка нарушит атмосферу священных мест, и более того, что жители потеряют возможность посещать культовые места и охотиться в лесу. Как заметил Владимир Каленчуга, из опыта общения с сородичами, проживающими на территории уже созданных нацпарков, очевидно, что условия их жизни только ухудшились: взимается плата за вход, за охотпромысел, ограничено посещение территорий парка и т.д.

В марте 2016 года для управления парком было создано федеральное государственное бюджетное учреждение «Национальный парк «Бикин». Директором назначен Алексей Кудрявцев, который заявлял, что налаживание контакта с местным населением – одна из приоритетных задач. Первым делом руководство парка решило задачу с трудоустройством, созданы рабочие места по выявлению природоохранных нарушений и по направлению развития туристической деятельности, что безусловно придает парку статус «новатора», ведь до этого такая практика в национальных парках не велась. Согласно Положению о национальном парке «Бикин» коренные малочисленные народы могут продолжать жить и заниматься промыслами на охраняемой территории, заготавливать древесину, без разрешения и совершенно бесплатно пребывать на территории за исключением заповедной и особо охраняемой зон.

Как позже напишет Кудрявцев на своей странице в Фэйсбуке 5 ноября 2016 года: «Вот уже и год прошел, как вышло Постановление правительства о создании национального парка "Бикин"! … Процесс уже вовсю идет. Понятно, что обратного отсчета уже не будет. На что рассчитывает господин В. Каленчуга, пытаясь вновь погнать какую-то волну, трудно понять.... Более того, это становится попросту смешным».

Но, как оказалось, смешно только директору парка и его сотрудникам. По словам местных жителей, при создании парка экологи уверяли, что для коренных народов будет предоставлена хозяйственная зона, а заповедной будет только небольшая часть парка. Однако фактически имеют права беспрепятственного прохода только те представители коренных малочисленных народов, у которых имеются охотугодья на территории парка. Другие жители, не имеющие охотугодий, право прохода имеют, но только по согласованию с пользователем охотугодий. Проблемы возникают и с реализацией добытой продукции, так как подтверждающих документов охотники не имеют. Также на охоту в части реки Бикин, которая находится на территории особо охраняемой природной территории, необходимо согласование с работником парка.

Парк есть, а прохода нет…

Очевидно, что именно вопрос занятости населения традиционной хозяйственной деятельностью на территории парка вызвал споры и разногласия и фактически разделил село на два враждующих лагеря.

«Но ведь всех не устроить в штат парка. Есть и удэгейцы, которые как прежде хотят вести традиционный образ жизни, не устраиваясь при этом на работу в Нацпарк, - говорит президент Сюза коренных малочисленных народов Приморского края Валентин Андрейцев. – Сотрудник парка получается имеет охотугодья, охотится там, сам их патрулирует и решает кого пускать на территорию, а кого нет». 

Сейчас на территории парка находится 27 охотугодий, на которых ведут традиционную охоту 48 человек. На одного охотника приходится от 30 до 80 га площадей. Из 48 охотников 37 человек являются работниками парка на 0,3% ставки. Удэгейцы, устроенные на работу в парке, в основном работают инспекторами, специалистами отдела охраны, а неполная занятость позволяет им заниматься традиционной хозяйственной деятельностью. 3 человека из числа коренных малочисленных народов являются заместителями директора, 11 человек входят в состав Совета коренных малочисленных народов при национальном парке «Бикин», председателем которого избран Алексей Уза. Одновременно он назначен на должность заместителя директора по обеспечению ведения традиционного природопользования на территории национального парка. По задумке руководства Парка, Совет должен был стать инструментом, с помощью которого удастся наладить работу с местными жителями.

«Страдают в основном те, кто не имеет охотугодий на территории парка, - говорит Валентин Андрейцев. - Данная проблема обусловлена нежеланием руководства парка решить эту проблему, они ссылаются на то, что те охотпользователи, которые ведут деятельность на территории парка, будут не довольны посещением их охотугодий жителями, не имеющими на них право».

По словам местных жителей, руководством парка составлен реестр лиц, согласно которому и принимаются решения о пропуске на территорию парка. Соответственно, если фамилии человека в реестре не значится, то и проход на территорию воспрещен. 

Рассказывают местные жители: 

- Я спрашиваю, почему вы меня не пускаете? А мне отвечают, что я не веду традиционную хозяйственную деятельность. Я говорю, что у меня там есть участок и показываю документ, а мне отвечают, что он фиктивный. Ну как же так? Я представитель народа удэге, я живу в поселке, который является местом компактного проживания этого народа, всю свою жизнь охочусь и рыбачу, а теперь меня не пускают. Раньше же никаких ограничений не было для нас. У жителей из соседнего поселка Соболиный тоже сейчас проблемы с доступом на территорию, хотя раньше они свободно туда ездили. На всех собраниях руководство парка обещало, что будете ездить, как ездили. А на деле что получается? Свободный доступ только у охотников, которые работают в парке. Если твоей фамилии в их списке нет – все проход закрыт. Получается угодных вписали, а не угодных – нет. Нам как говорят: вы можете находится на территории парка, но без транспортного средства. С лодкой не пропускают.

- Вопрос еще ведь вот в чем: вся пойма реки Бикин входит в рекреационную зону. По закону это зона для туризма, там нельзя охотится, а по Положению о национальном парке – можно (там создали зону экстенсивного природопользования). В эту пойму стекается зверь, у нас там стоят зимовья. Охотимся мы на специальных долбленых лодках. Раньше мы могли останавливаться где хотим, это особенности традиционного образа жизни, так наши предки веками жили. А теперь можно останавливаться только в специально отведенных местах. Землю в рекреационной зоне можно сдавать в аренду на основании аукциона или конкурса, который простой удэгеец никогда не выиграет, а турфирма какая-нибудь, у которой деньги есть – выиграет, и всех нас выгонят оттуда, а на сопках мы охотиться не сможем. Мы всего тогда лишимся. Ведь эта зона не имеет обязательного характера для нашего там пребывания, а лишь допускает наше там присутствие. Вот решит ученый, что нельзя удэгейца туда пускать, и все - никакой суд не поможет.

Приведем еще некоторые выдержки из обращений местных жителей, поступивших в адрес Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока России:

  • «Я - удэгеец. Я - являюсь потомственным охотником и рыболовом. Я охотился и рыбачил в бассейне реки Бикин на всей территории и в любое время, как учили меня родители. Мы удэгейцы всегда относились к природе и животным уважительно. С созданием национального парка мои права и самобытность заблокированы. Меня не пропускают на посту, который находится на мосту через Бикин. Прошу вас защитить мои права, которые прописаны в ФЗ о малочисленных народах Севера».

  • «Со слов заместителя директора парка А. Уза, я не веду традиционную хозяйственную деятельность и традиционный образ жизни, как это он определил мне не объяснили. Меня не пропускают на территорию парка. Прошу разобраться»

  • «Прошу Вас защитить мои права как коренного малочисленного народа удэге. После создания национального парка «Бикин» меня не пропускают вверх по реке для ведения традиционного образа жизни, угрожают физической расправой, хотели забрать лодку».

По мнению Андрейцева создание на территории парка охотугодий общего пользования решило бы ряд проблем. С этим вопросом Валентин Андрейцев обращался в дирекцию парка и предлагал подобное решение на созданном Совете при национальном парке. Однако, на Совете решили, что создание территорий общего пользования не представляется возможным.

«Заведомо решили, что все охотники тогда станут браконьерами, так как будут охотится везде, не доходя до своих охотугодий. Замечу, что Алексей Уза – не общественный деятель, а сотрудник парка, который получает заработную плату. Его решения априори не могут быть объективными», - комментирует Валентин Андрейцев.

Директор парка является главным федеральным государственным инспектором, который имеет право за нарушения режима налагать административные меры наказания, готовить материалы для возбуждения уголовного дела, и такая практика существует в парке.

По словам советника президента Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего востока России Анжелики Макаренко, которая активно выступает против создания национального парка на острове Вайгач, на лиц из числа коренных малочисленных народов, которые ведут охотхозяйственную деятельность на территории парка «Бикин», составляются протоколы административных правонарушений, заводятся уголовные дела. Хотя границы парка до сих пор не определены Росреестром, а его территория располагается на землях общины «Тигр».

У главы поселения Красный Яр Владимира Каленчуги в распоряжении имеется ответ из Росреестра, где значится, что предложенные границы национального парка находятся на территории поселения Красный Яр и общины «Тигр» на основании долгосрочного договора аренды, в связи с чем руководству парка рекомендовано внести изменения, чего сделано не было. Основываясь на этом, Владимир Каленчуга считает деятельность парка незаконной. Члены Общины «Тигр» обратились в суд за решением этого вопроса. Также надо заметить, что распоряжается землями руководство национального парка «Бикин», а налоги на эти земли по сей день платит община «Тигр». И это порядка 1,5 млн. рублей.

Местные жители вынуждены нанимать юристов и искать выход из сложившейся ситуации, но не каждому это под силу. Идти против государственной машины не так уж легко. Письма местных жителей в дирекцию парка о пропуске на территорию так и остались без ответа. Сейчас жители направили свои обращения в прокуратуру и искренне надеются, что смогут добиться своего права на ведение традиционного образа жизни, как это было раньше.

 «Руководство парка практически уже приняло на себя все управленческие функции. Директор парка своим приказом утверждает распределение охотугодий и квот на добычу зверя, однако такие полномочия ему никто не передавал. Люди не знают, как себя защищать, постоянно происходят локальные конфликты, доходит и до групповых драк Если не привести работу парка в соответствие с действующим законодательством, то это может возыметь трагичные последствия», - прокомментировала Анжелика Макаренко после встречи с местными жителями села в августе этого года.

«Мы выступаем ни за, ни против создания национальных парков, - говорит Валентин Андрейцев. - Мы лишь хотим, чтобы коренные малочисленные народы имели возможность вести традиционный образ жизни, заниматься традиционными промыслами по данному им государством праву. Надеюсь, что земли останутся у общины, а руководство парка, наконец, приведет границы парка в соответствие».

Не «круглый» стол

5 августа 20017 года в селе Красный Яр состоялся Круглый стол, где присутствовали представители руководства парка «Бикин», фонда дикой природы (WWF), уполномоченный по правам человека в Приморском крае, представители Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока России, общин коренных малочисленных народов, трудостроенных в парке, участники автопробега, организованного Союзом коренных малочисленных народов Приморского края и местные СМИ. Однако главу поселка Владимира Каленчугу, как и охотников общины «Тигр» на круглый стол не пропустили. Причиной отказа стало отсутствие заявки на участие в мероприятии.

«По всей деревне висело объявление, что мероприятие публичное и прийти может каждый. Я на круглый стол заявлялся. Лично подходил к директору парка недели за две до мероприятия, но меня просто не пустили, видимо хотели избежать неугодных высказываний», - говорит Владимир Каленчуга.

Заявленной темой состоявшего Круглого стола стали вопросы, гарантирующие право ведения традиционной хозяйственной деятельности на особо охраняемых природных территориях. В выступлениях руководства парка прозвучало лишь то, что Национальный парк заботится о том, чтобы культура коренных малочисленных народов не исчезла, охотники, кто охотятся на территории парка, трудоустроены в Национальном парке. В докладах участников прозвучало, что активно ведется работа по организации детских кружков, мастерских по возрождению народного творчества, проведению праздников с привлечением местного населения, об организации детского отдыха, учебы и прочего. Большая часть населения, конечно, довольна тем, что делается по отношению к их детям. Однако, вопросы традиционной хозяйственной деятельности на особо охраняемых природных территориях так и остались нерешенными.

Есть мнение, что все мероприятия, проводимые руководством парка, используются как трамплин для избрания одного из кандидатов на должность главы села. Ведь нынешний глава не совсем «устраивает» нынешнее руководства парка и «поднимает волну».

«Мероприятия, порой, очень напоминают предвыборную компанию. Уже сейчас происходит игнорирование органов муниципальной власти села. Нас все время сталкивают лбами. Такое создается впечатление, что это делают намеренно, чтобы вызвать у нас негативное отношение накануне выборов. Мы на провокации не пойдем. Мы лишь будем отстаивать интересы наших удэгейцев», - поделился мнением Владимир Каленчуга.

Вопросы создания национальных парков поднимались и на Форуме коренных малочисленных народов, состоявшемся в марте 2017 года. Во многих выступлениях рабочей сессии: «Ответственное природопользование» отмечалось, что национальные парки создаются без предварительного согласования границ с проживающими здесь коренными малочисленными народами Севера, Сибири и Дальнего Востока и их общинами. В результате это создает новые зоны конфликтов в сфере землепользования. Классическими примерами таких конфликтных территорий стали Шорский национальный парк в Кемеровской области, национальный парк «Удыгейская легенда», упомянутый национальный парк «Бикин» в Приморском крае. А не так давно Администрация Ненецкого автономного округа и Министерство природных ресурсов и экологии РФ поддержали идею, выдвинутую WWF России, о создании на острове Вайгач одноименного парка, но его создание пока приостановлено. В выступлениях на секции также подчеркивалась необходимость активизировать создание новых территорий традиционного природопользования, а землеустройство территорий национальных парков должно проводиться с обязательным предварительным и осознанным согласием проживающих там коренных малочисленных народов. Данное решение закреплено в рекомендациях Форума коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока России.

Будем надеяться, что руководство парка научится слышать всех, кто проживает на территории национального парка, а не только его сотрудников, и он действительно станет благом для коренных малочисленных народов Приморского края.


Информационный центр АКМНСС и ДВ РФ







Возврат к списку